?> Охотник и дичь

Охотник и дичь: в поисках этических критериев

Старый английский принцип спортивного поведения «fair play» (честная игра) имеет свои охотничьи приложения во многих западных странах; наиболее известны, вероятно, немецкая «правильная охота», французская «благородная (достойная) охота» и американское «честное преследование».

До середины 1930-х годов, когда в российском охотоведении работали люди, с детства знавшие основные европейские языки, эти выражения, со всеми присущими им оттенками, активно и содержательно использовались в охотничьей литературе. Сейчас принято говорить об «этике охоты» в смысле охотничьей этики и, ещё более узко, профессионального этикета охотников, внутренних правил охотничьего сообщества.

Тема широко понимаемой этичности, моральной оправданности самой охоты выпадает из обсуждения, воспринимается как искусственно навязываемая антиохотничьими кругами. Русскоязычные антиохотники, ввиду их слабости, действительно, пока не представляют угрозы для российской охоты. Но слабость эта обусловлена факторами случайными: личными особенностями лидера и тем, что они встали под знамёна защиты прав животных – движения, которое, как давно поняли на Западе, противостоит не только охоте, но и охране природы в целом. Как только наши антиохотники освоят идеи и аргументацию серьёзных противников охоты, их мощь многократно возрастёт, и российское охотничье сообщество рискует оказаться неподготовленным к квалифицированному натиску.
Полезно, поэтому, заблаговременно познакомиться с опытом тех, кто подобное давление уже испытывает. Представление об этом опыте даёт публикуемая ниже статья американского профессора Д. Томаса, посвящённая выяснению содержания и значения понятия «fair chase», которое здесь переводится как «честное преследование».

Джек Уорд Томас (родился в 1934 году) – профессор колледжа лесоводства и охраны природы факультета экосистемных и природоохранных наук Университета Монтаны (США). Получив образование биолога и эколога дикой природы (в 1976-1977 годах был даже президентом одного из авторитетнейших научных сообществ по изучению дикой природы – The Wildlife Society), а впоследствии и учёную степень по лесному хозяйству (планирование природных ресурсов), он работал в различных агентствах дикой природы и леса, а в 1993-1996 годах – руководителем Лесной службы США в администрации президента Б. Клинтона.
И Д. Томаса, и политическую систему США характеризует тот факт, что на эту должность он пришёл, отстаивая требование вполовину сократить лесозаготовки в северо-западных штатах в целях сохранения краснокнижной пятнистой совы (требование получило судебную поддержку). Возможно, с активной публичной деятельностью Д. Томаса связано красноречие, выделяющее его даже из американских чиновников такого ранга, вообще склонных к картинным выражениям. В публикуемой здесь статье оно почти не проявляется, но, выступая, например, в 2000 году на слушаниях в Конгрессе США, мысль о необходимости децентрализации управления природными ресурсами он выразил примерно так: «Переместите процесс принятия решений туда, где растут деревья и текут воды. Именно там простирается будущее».
Статья о честном преследовании, при всей простоте изложения, отражает многие темы и образы, относимые в западной литературе к «философии охоты».

Д. Томас прямо цитирует замечательное эссе выдающегося испанского философа Х. Ортеги-и-Гассета «Размышления об охоте» («Meditation on hunting»). Оно было написано в 1942 году как предисловие к книге «Двадцать лет охоты на крупного зверя» графа де Йебеса, но пережило её, опубликовано отдельными изданиями в Германии, США (дважды), Франции и к настоящему времени почти полностью растащено на цитаты. Приведённый Д. Томасом афоризм Ортеги едва ли не самый цитируемый в западной литературе об охоте, хотя в последние годы и подвергаемый критике даже сторонниками охоты.

Представление об охоте как священном танце охотника и дичи разрабатывалось Полом Шепардом (например, в его книге «The Tender Carnivore and the Sacred Game», 1973). Однако и этот образ высмеивается в антиохотничьей литературе – в одной из карикатур, например, охотник, взяв оленя на мушку, кричит ему: «Друг, наконец-то мы оба достигли желаемого – я могу в тебя выстрелить, а ты можешь умереть!».
Задачу Д. Томаса могло бы облегчить вовлечение в обсуждение авторитетной «инстинктивной» теории охоты (так называемый «постмодернистский примитивизм») или роли охоты в социально обусловленном регулировании численности животных, но по каким-то причинам автор не посчитал нужным это сделать. Возможно, он сознательно избегал рациональной аргументации, стремясь оставаться в рамках этического рассмотрения.

В остальном статья Д. Томаса – типичное для западной популярной литературы рассмотрение проблем охотничьей этики, и именно в этом качестве статья предлагается российскому читателю.
Хотелось бы обратить его внимание на два положения.

Первое – признание множественности этик: в разных регионах разными людьми этичным признается разное. Эта проблематика активно разрабатывалась в так называемой «ситуативной этике», согласно которой нравственность поступка – функция обстоятельств. Об этом, кажется, единственный в российском охотоведении, писал С.А. Бутурлин (в «Настольной книге охотника», 1930), указывая, что, в силу объективных причин, в центральной России и в Сибири охотничья этика может существенно отличаться, например, в вопросах допустимости и последствий добора зверя, раненного другим охотником. Это было бы полезно учесть тем многочисленным авторам, которые неустанно распространяют действие своих представлений о должном охотничьем поведении на всю Россию и все социально-природные ситуации.

Второе – невозможность твёрдого, научного доказательства правомерности, допустимости, моральной приемлемости «любительской» и, тем более, «спортивной» охоты. Это во многом вопрос мнения, а не знания, и оценка приемлемости существования охоты – прерогатива «большого общества», состоящего, по преимуществу, из не-охотников. Поэтому, с одной стороны, оправдание охоты не событие, а процесс, в котором нет и не может быть окончательного решения, с другой – принципиальное значение для судьбы охоты имеет признание охотничьих ценностей не-охотничьей общественностью. Весьма ярко по этому поводу высказался другой известный американский биолог дикой природы, Д. Мартин («Охота – национальный охотничий журнал», 2008, № 8). Конечно, в России, в отличие от США и других демократий, общественное мнение не имеет существенного значения в законодательном процессе, но такая ситуация не бесконечна, а на местном уровне позиция публики и сейчас бывает влиятельной.

На недавнем североамериканском симпозиуме по проблемам охотничьего наследия Д. Петерсен заявил, что «современная философия охоты находится в смятении, дезориентирована и потенциально саморазрушительна» («Premier’s Symposium on North America’s Hunting Heritage», 2000). Британский запрет охоты на лис был воспринят западноевропейскими охотничьими сообществами как серьёзный сигнал опасности и побудил их к оперативному созданию, обновлению и популяризации кодексов охотничьего поведения. На мой взгляд, российским охотникам и охотоведам стоит попытаться формулировать и развивать собственные этические основания охоты, опираясь на богатое и разнообразное наследие всех наших регионов, народов и охот, учитывая зарубежные достижения и ошибки. Статья Д. Томаса является наглядным примером такого опыта коллективного творчества.

В заключение – технические примечания.

Фрагмент шутливого стихотворения Р. Бернса «Ко вши» здесь дан в переводе С.Я. Маршака («Насекомому, которое поэт увидел на шляпе нарядной дамы во время церковной службы»). Приведённые Д. Томасом строки относятся к самой даме, которая, в отличие от окружающих её людей, не видит жирной вши, ползущей по её шляпке.

Boone and Crockett Club – один из старейших охотничьих клубов США, организованный более ста лет назад при активном участии президента страны Теодора Рузвельта. Клуб объединяет охотников на крупную дичь и в отношении к дикой природе исповедует, в американском духе, «горячую любовь, здравый смысл и деловой подход» одновременно. Его инициативы оказали огромное влияние на осуществление и восприятие охоты в Северной Америке; предмет особой гордости – «честное преследование» (Fair Chase), изначальный девиз и кредо клуба (его мантра, как выразился Д. Томас). Так называется и издаваемый им журнал, в двух номерах которого (последнем за 2002 год и первом за 2003 год) была первоначально напечатана статья Д. Томаса.
Здесь она публикуется с любезного согласия Boone and Crockett Club, его директора по издательским делам Джулии Хаук (Julie T. Houk).

Подпишись на регулярные обновления блога по Rss, EmailTwitter

Поделись с друзьями в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA image
*